Форум служит для обсуждения любых вопросов, связанных с коллекционированием, реставрацией, атрибуцией страховых артефактов времён Российской империи и не только
 
ФорумФорум  КалендарьКалендарь  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  Переход на сайтПереход на сайт  ВходВход  

Поделиться | 
 

 Занимательная география.

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
nikulindr

avatar

Сообщения : 314
Репутация : 3
Дата регистрации : 2011-07-23

СообщениеТема: Занимательная география.   Чт Апр 27, 2017 7:13 pm

Давно замечено, что страховые доски, как и грибы, встречаются группами. Нашел одну, значит рядом надо внимательно искать другие. Существует определенная закономерность, скажем на улице Кирова, Гагарина или какой нибудь 30 лет пионерии, досок не найти, просто не найти и все. Совсем другое дело улицы Карла Маркса, Марата или Володарского.
                 С первыми двумя все более менее ясно, а вот кто такой загадочный Володарский, этот вопрос мучал меня долгое время. Обратившись к открытым источникам, я узнаю для себе не мало интересного:



Появилась интрига, копаю дальше:

              Уже в раннем возрасте он начал политическую борьбу, был исключён из 6-го класса гимназии за "политическую неблагонадёжность". В 1905 году 14-летний Володарский вступил в еврейскую организацию Бунд, а затем примкнул к меньшевикам. В 1908-1911 годах он вёл революционную работу в Волынской и Подольской губерниях на Украине, неоднократно подвергался арестам, был в ссылке и эмиграции. В 1911 году был сослан в Архангельскую губернию, в 1913 году эмигрировал в Северную Америку, где вступил в Американскую социалистическую партию и в Интернациональный профсоюз портных. Во время Первой мировой войны 1914-1918 годов - меньшевик-интернационалист.

              В мае 1917 года Володарский вернулся из эмиграции в Петроград вместе с другими революционерами - Моисеем Урицким, Вацлавом Воровским и Львом Троцким, которого Володарский буквально боготворил. Поэтому, вслед за Троцким, Володарский и другие прибывшие из-за океана эмигранты примкнули к петроградской организации "межрайонцев", колебавшимися между меньшевиками и большевиками. Незадолго до октябрьских событий 1917 года Троцкий, забыв о прежних разногласиях с Лениным, окончательно и бесповоротно встал на его сторону. Тогда же вступили в партию большевиков и любимцы Льва Давидовича. В их числе был Володарский. И вскоре он стал талантливейшим пропагандистом и агитатором большевиков. Володарский вел агитационную работу в Петергофско-Нарвском районе Петрограда, был членом Петроградского комитета РСДРП (б).
             В июле 1917 года после неудачного выступления большевиков Ленин вынужден был покинуть Петроград и скрывался в шалаше недалеко от станции Разлив. Временное правительство всю мощь своего пропагандистского аппарата направило на разоблачение путчистов. И вот в этой напряженной обстановке десятитысячный митинг рабочих Путиловского завода принимает большевистскую резолюцию. Володарскому удалось, казалось бы, невозможное. В жесточайшей дискуссии с меньшевиками и эсерами он один склонил гигантскую толпу на сторону большевиков. О его ораторских дарованиях ходили легенды…

… Володарский В. - комиссар по делам печати Делегат VI съезда РСДРП (б) (26 июля (8 августа) - 3 (16) августа 1917), Володарский в сентябре 1917 года был избран в Президиум Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, членом ЦИК первого созыва…
   
   ... Володарский по совместительству был редактором петроградской "Красной газеты", конкурентов которой он и старался уничтожить, даже запрещая типографиям их печатать. Был делегатом II-IV съездов Советов, на II Всероссийском съезде Советов избран членом Президиума ВЦИК.
   Моисей Маркович взялся за исполнение комиссарских функций по делам печати с таким же рвением, с каким он делал все, что ему поручали. За короткое время Володарский данной ему властью установил жесткую политическую цензуру, закрыв около 150 петроградских газет. Их общий тираж составлял более двух миллионов экземпляров.
     Основание - буржуазная, контрреволюционная направленность. Насколько справедливым был этот безапелляционный вердикт по отношению ко всем закрытым изданиям, можно судить на примере хотя бы одной газеты - "Новый вечерний час". Обосновывая необходимость прекращения ее выпуска, Володарский приводил такой аргумент: "Окопавшиеся в этой газете люди под видом опечаток распространяли лживые, провокационные слухи, готовили удар в спину Октябрьской революции..." Как можно "под видом опечаток" распространять "лживые, провокационные слухи", для профессиональных журналистов было большой загадкой. По мере того как количество закрытых газет возрастало, становилось очевидным, что в действиях Володарского преобладает беспощадный комиссарский принцип. И тогда эсерами ему был вынесен смертный приговор.
        Эсеры установили наблюдение за передвижениями комиссара по городу, пришли к заключению, что он чаще всего бывал в Смольном и в редакции "Красной газеты". Удалось установить и место проживания Володарского. Как и все ответственные партийные работники, он обосновался в гостинице "Астория" на Большой Морской улице. Каждое утро ровно в девять пятнадцать к подъезду отеля подкатывал шикарный "бенц" из бывшего императорского гаража и увозил Моисея Марковича по его комиссарским делам. Автомобиль Володарского часто замечали у подъезда дома на Дворцовой площади, где располагалась Петроградская ЧК. Володарский не забывал своего старого друга Урицкого, они регулярно встречались, обсуждали насущные проблемы. Тем более что информация ЧК была крайне важна для комиссара по делам печати. Именно ею он и руководствовался, когда принимал решение о закрытии того или иного издания. "Два Моисея правят петербуржцами", - злорадствовали эсеры-боевики.
        Организацию покушения на Володарского взяла на себя боевая группа эсеров под руководством Григория Семенова. Он отклонил все варианты, связанные с осуществлением теракта возле правительственных учреждений - у "Астории" и возле Смольного, где вероятность успеха была крайне мала. Семенов лично вручил бывшему рабочему-маляру, а теперь члену террористической группы боевику Сергееву браунинг и несколько гранат. Накануне он начинил пули отравляющим ядом кураре. По решению Семенова устранить Володарского должен был только рабочий. Сергеев, как никто другой, подходил для исполнения воли ЦК ПСР.
    С начала июня Володарский зачастил на Обуховский завод. Об этом Семенову сразу же доложила его служба наружного наблюдения. Поездки комиссара по печати на крупнейшее предприятие были вызваны начавшимися выборами в Петроградский Совет. Чуть ли не каждый день автомобиль Володарского видели у проходной Обуховки.
    20 июня 1918 года около четырех часов дня он на автомобиле "Бенц" N 2628 собрался ехать на Обуховку на очередной митинг. Однако сначала Володарский поехал в редакцию "Красной газеты" на Галерную улицу, а потом на обед в Смольный. Потом заскочил в трамвайный парк на Васильевском острове и в Василеостровский районный Совет. Затем ему пришлось срочно вернуться в Смольный - там Володарский узнал, что на товарной станции Николаевского вокзала чрезвычайно опасная ситуация. Возник стихийный митинг, рабочие взбунтовались, требуют изгнания большевиков из Советов. Моисей Маркович поехал на Николаевский вокзал, но митингующие говорить ему не дали, требуя приезда председателя Петроградского Совета Зиновьева. С трудом выбравшись из разъяренной толпы, Володарский поехал в Смольный с намерением срочно разыскать Г.Е. Зиновьева. Однако выяснилось, что тот находится на митинге на Обуховском заводе. Володарский срочно направился туда, но недалеко от завода его автомобиль внезапно остановился. Выяснилось, что из-за непредвиденных поездок кончился бензин. По роковому стечению обстоятельств это произошло всего в 100-150 метрах от места, где уже в течение пяти часов находился в ожидании Володарского террорист Сергеев.
Когда часы показали семь вечера, уставший ждать Сергеев понял, что комиссар по каким-то причинам отменил поездку на завод. Он уже хотел возвращаться домой, когда показался автомобиль Володарского и вдруг заглох в ста метрах от террориста, изумленно застывшего за часовней, у дома номер 13 в Прямом переулке.
    Помедлив какое-то мгновение, террорист решительно вышел из тени и направился к автомобилю. Шофер Г.П. Юргенс стоял к нему спиной, копаясь в моторе, и не мог видеть незнакомца. Его заметил Володарский и нетерпеливо сделал несколько шагов навстречу. Хотел, наверное, спросить, есть ли поблизости учреждение, откуда можно было бы позвонить по телефону. Едва Володарский открыл рот, как незнакомец быстро сунул руку в карман пиджака и выхватил браунинг с заранее взведенным курком. Грохнул выстрел, затем еще один выстрел, еще... Наверное Сергеев сильно волновался, а может, сказалось долгое ожидание, но все пули, начиненные ядом кураре, прошли мимо цели. Володарский, бросив портфель, засунул руку в карман, чтобы достать револьвер. Ему удалось выхватить свой пистолет, но произвести выстрел он не успел. Террорист оказался проворнее. Приблизившись к комиссару, он всадил ему в грудь все оставшиеся в обойме пули. Володарский сделал шаг в сторону застывшего у автомобиля водителя и как подкошенный упал на землю. Несколько случайных прохожих бросились вдогонку за террористом. Однако их быстро остудила граната, брошенная убегавшим. Примерно через три минуты Володарский был уже мертв. Минут через пять подъехала автомашина с Зиновьевым, возвращавшимся с митинга на Обуховском заводе. Из его машины взяли немного бензина, повезли Володарского в больницу, но было уже слишком поздно.
                   Выстрелы у часовни прогремели 20 июня, а уже 22-го "Петроградская правда" в разделе хроники поместила извещение ЦК партии социалистов-революционеров: "Петроградское бюро ЦК ПСР заявляет, что ни одна из организаций партии к убийству комиссара по делам печати Володарского никакого отношения не имеет..." От убийства Володарского, не санкционированного ЦК, партия эсеров отмежевалась. На заседании Петроградского совета 22 июня 1918 года Зиновьев говорил: "Мы не знаем, кто убийца, но было бы желательно, чтобы из числа эсеров никто не присутствовал на погребении". Все ждали, что это убийство станет поводом для репрессий против инакомыслящих.
                    Володарского похоронили на Марсовом поле. На траурном митинге ораторы требовали возмездия его убийцам. Никто не сомневался, что это дело рук эсеров. Ленин написал Зиновьеву: "Только сегодня мы услыхали в ЦК, что в Питере рабочие хотели ответить на убийство Володарского массовым террором, а когда до дела, тормозим революционную инициативу масс, вполне правильную. Это не-воз-мож-но! Террористы будут считать нас тряпками. Время архивоенное. Надо поощрять энергию и массовидность террора против контрреволюционеров, и особенно в Питере, пример коего решает". Похороны Володарского все описывали в патетических выражениях. Газеты, которые еще несколько дней назад иронизировали по поводу нового верховного цензора, теперь изменили тон. Похороны Володарского газеты описывали как "путь следования мученика пролетарской революции на Красную Голгофу - Площадь Жертв Революции"…
               …Уже вскоре после похорон Володарского в печати развернулась кампания по увековечиванию его памяти. Мало кому известный партийный функционер стал символом уже не гонений на прессу, а мученичества за революцию. Его именем называли города, мосты и площади. Вышло несколько поэтических сборников, в которых рабочие-поэты помещали стихи, посвященные покойному. Исторический Литейный проспект был переименован в проспект Володарского, именем Володарского был назван поселок на юго-западной окраине города, множество улиц и населённых пунктов по всей стране. В 1925 г. в Ленинграде был установлен памятник Володарскому (арх. Л.В. Блезе-Манизер, В.А. Витман).
                  В энциклопедиях и справочниках сведений о Володарском В. очень мало. Любопытно, что даже в Советском энциклопедическом словаре выпуска 1979 г. эта самая "В" не расшифровывается. Не густо с биографией - всего несколько скромных строк. Впрочем, прожил-то он всего 27 лет, не успел полностью раскрыться …**

                     К чему я это все? Фишка в том, что приезжая в незнакомый город я забивал в навигаторе конечной точкой моего маршрута улицу Володарского и попадал именно туда куда и стремился. Как правило, это старый центр города с большим количеством исторической застройки, проехав по улице от начала до конца, обязательно наткнешся на пару домов со страховыми досками.
    Память погибшего товарища большевики решили увековечить переименованием улиц в его честь. Были выбраны центральные улицы городов с устаревшими по мнению новой власти названиями: Пошехонская, Верхне-Посадская, Леоновская, Вторая-Сергиевская, Никитская, Выгонная, Большая Голиковская, Мостовая.  Абсолютное большинство этих улиц сменило свое название в первые годы советской власти.
   
 

** https://vk.com/topic-40679778_27631752
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://firemarks.ru
 
Занимательная география.
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Форум сайта «Русские страховые доски» :: Доски :: Коллекционирование-
Перейти: